добавить в избранное написать мне
:: АЛЬБОМЫ
ХОСТИНГ

NooNet


 
:: ИНТЕРВЬЮ
 
*специально для ТРК РиФ и Интернет-Издания ПроРок
Асаламов Артур Асаламов группа Мертвые Дельфины
интервью от 11 апреля 2006 года
Страница 2
стр. 1, 2, 3
   Евгений Гаврилов: - При поисках исполнителей вы ограничили претендентов группами "Ария" и "КиШ". Кто их поклонник - не чета вам. Почему вы так негативно относитесь к этим группам? Какие из современных русскоязычных групп и исполнителей вы признаёте как своих творческих попутчиков?
   Артур Асаламов: - В России - никаких. Единственное, считаю, для в России есть очень интересная группа, российские фирмачи - группа "АукцЫон", хотя у меня нет ни одного их альбома и я не слушаю их музыку. Но что-то они в себе несут, есть какая-то специфика, они очень интересные, стильные, ни на кого не похожие. Это мне нравится.

Я считаю, что в России вообще нет ни рока, ни рок-н-ролла. У нас есть тупая попса и тупой роко-попс.

Из более-менее талантливых персонажей, в которых, действительно, что-то есть - Земфира, очень талантливая девочка. Она хорошая бардесса, которую одели в рамки звезды рок-н-ролла. Может быть, есть ещё пара-тройка имён, но не дотягивающие до того, чтобы я их услышал и сказал: "Да! Это сила!".

Судя по тому, что вижу, 80% идут по каким-то не понятным мне путям. Есть у нас группы с претензией на панк-культуру, у нас много таких команд. На самом деле, панк как таковой не означает хайр на голове или ещё что-то. Они могут быть одеты в очень дорогие стильные костюмы от "Версаче", "Гуччи" и так далее. Просто у них по линии философии - всё равно, они просто несут своё творчество. А нашим панкам не всё равно. Не всё равно до денег, ещё до чего-то. Это такие-то псевдопанки, псевдорок-н-ролльщики.

Не понимаю, зачем становиться звездой российского шоу-бизнеса, чтобы потом перед какими-то "Хопёр инвестами" или так далее, как я их называю, играть тупые заказники по щёлканию пальчиков? Когда люди сидят, кушают, а ты, человек, которого слушают миллионы (хорошая музыка у тебя или нет), позволяешь себе продаться за какой-то там прайс денег и играть.

В этом смысле мне очень нравится позиция "ДДТ". Они такие вещи не делают. Больше таких примеров не знаю. Мы от таких вещей отказываемся и, наверное, будем отказываться. Я считаю, что если ты философ, звезда рок-н-ролла, а рок-н-ролл, наверное, единственная музыка в России, которая несёт в себе ещё какой-то социальный подтекст, - то это пласт. Политический, социальный и т.д. Такие вещи позволять себе нельзя. Вестись на деньгах или ещё на чём-то. Это уже как бы шоу-бизнессовская проституция.

За это я эти группы, которые были названы в объявлении - "Ария" и "КиШ", не люблю.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Философия рока появляется в музыке, словах или поведении?
   Артур Асаламов: - Я думаю, во всём. В словах, в примерах, поступках в жизни. Поступки звёзд становятся публичными. Что-то сказал, что-то сделал, совершил какое-то действие социального, политического или личного характера. Всё вместе, в комплексе, в букете.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Перед участием в "Нашествии 2001" вы фактически остались один в Москве. За три недели вы подготовились и выступили. Кто играл рядом с вами? И как вам удалось за столь короткий период набрать творческую форму?
   Артур Асаламов: - Были знакомые ребята, с которыми я познакомился на студии, когда делал свои первые демо-записи. Я познакомился с хорошим басистом и замечательным человеком Демури Челорианом и Фальцманом Ефимом, барабанщиком. Был ещё и гитарист, который сыграл этот сет. Им было по приколу выступить перед 100-тысячной аудиторией, а мне были нужны музыканты, которые мне бы аккомпанировали. Репетировали тогда мы рядом с метро "Южная", на обычной репетиционной базе. Провели несколько репетиций. Быстро поняли, что хотим. Был взаимный интерес, собрались и сыграли.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Какие главные компоненты лежали в основе удачных выступлений на "Нашествии"?
   Артур Асаламов: - Думаю, энергетика и сам материал. И, наверное, моя манерность исполнения, которая не похожа на то, что у нас есть в России. Её можно сравнить с какими-то фирмачами "Radiohead" и т.д. В России таких аналогов не было, и это было интересно. Ещё люди говорят, что песни были хорошие.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Основы какой поэзии лежат в текстах вашей группы?
   Артур Асаламов: - Я вообще не знаком с поэзией. Совершенно ни с какой. В принципе не люблю поэзию.

вверх

   Евгений Гаврилов: - И, тем не менее, сочиняете.
   Артур Асаламов: - Вот такой парадокс. Единственным поэтом, которого считаю поэтом и он мне нравится - Лермонтов. Понятно, что в "Мёртвых дельфинах" эта связь не прослеживается. Я люблю очень произведения Лермонтова "Демон" и "Мцыри". А из фирмачей мне нравится Гёте. И то, я читал его одно великое произведение - "Фауст". Больше с его творчеством я не знаком. Я вообще не люблю стихи, никогда их не читал, не учил.

вверх

   Евгений Гаврилов: - А художественная литература?
   Артур Асаламов: - Больше, скорее, фантастика и фэнтэзи. Эти книги очень много в детстве читал. Брэдберри, Роберт Желязны и очень много других имён, которых не помню. Классику не люблю. Единственный, кто мне нравится - Эрих Мария Ремарк. Читал несколько его произведений, он меня зацепил, очень красиво писал. Помню, даже прослезился на одном произведении. Это была "Ночь в Лиссабоне. Последняя остановка". Очень сильное произведение!

вверх

   Евгений Гаврилов: - В городе, где вы родились, нет дельфинов. Почему дельфины? И почему мёртвые?
   Артур Асаламов: - Очень просто. Как это случилось? В святых писаниях есть фраза: "Сначала было слово". У "Мёртвых дельфинов" вначале была песня. У меня появилась песня, которая была не похожа на всё, что я до этого писал. Почему, не знаю, назвал её "Мёртвые дельфины". Потом стал задумываться: откуда это вылезло и почему это случилось? На этом сформировалась какая-то собственная философия, течение, направление творчества. Я уже не мог писать песни хуже - или так же, или лучше. С этой песни всё пошло, и я решил, что родилась дельфиновская философия, отсюда и пошли "Мёртвые дельфины".

Как я сам для себя это объясняю, для меня дельфин - рафинированный человек в хорошем смысле этого слова. Человек, у которого убраны все его негативные качества и оставлены позитивные.

А мёртвые… Человек может стать вечным только после смерти. Поэтому для меня мёртвый дельфин - вечный совершенный человек.

вверх

   Евгений Гаврилов: - В Назрани вы долгое время работали на стройке.
   Артур Асаламов: - Там было много строительства. Люди делали частные дома. Чтобы зарабатывать себе на жизнь, работал штукатуром-маляром, вёл отделочные работы в помещении - лепка, накатка, оформительские работы на стенах и потолках. Работал года два.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Почему вы решили сначала стать звукорежиссёром, а потом и организовать группу?
   Артур Асаламов: - Со звукорежиссёром всё просто. Дело в том, что только благодаря этой профессии у меня был доступ к аппаратуре, которая была на местной филармонии, к инструментам. И вот на базе всего этого работал звукорежиссёром, а параллельно сделал группу. На этой базе мы играли и делали свои первые шаги. Более-менее звучащие.

вверх

   Евгений Гаврилов: - С какими проблемами вы столкнулись при организации группы?
   Артур Асаламов: - С написанием песен проблем не было. Единственной проблемой было то, что все мы писали современные, жёсткие тексты с какими-то смелыми фразами, посылами. А так как республика достаточно консервативная, мы нарывались на резонанс старейшин и людей, которые не принимали излишнюю смелость и эмоции. Для Республики Чечня это было смело, очень модно, чересчур современно.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Когда вы поняли, что музыка вашей группы успешна?
   Артур Асаламов: - После первого концерта. Группа родилась весной 1994 года. За месяцев восемь до войны. На первом концерте, сольнике, когда пришли на нас, была аппаратура, свет, режиссёр, и это можно было назвать концертом - было 2 сентября 1996 года в городе Назрани в ГДК.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Расскажите о "Студенческой весне". Что вы там исполняли? И что запомнилось с того фестиваля, после которого вас знал весь продвинутый Кавказ?
   Артур Асаламов: - Мы пели три песни. Одну точно помню - "Сто холмов". После этого её нигде не пели. Сейчас её записываем в более взрослом варианте, и она войдёт в новый, второй альбом. Это было начало мая 1997 года. Нас туда просто попросили поехать от Республики Ингушетия, от ингушского университета и представлять их интересы. Туда съезжались учащиеся. Там были группы со всего Северного Кавказа, даже Закавказья. Было очень много команд, участников, каких-то квнщиков. Это был большой фестиваль, шёл несколько дней, дней пять. "Зелёный театр" под открытым небом был переполнен. Мы приехали, спели и победили.

вверх

Страница 2
стр. 1, 2, 3
:: ПОДПИСКА
Хотите получать музыкальные новости? Подпишитесь на почтовую рассылку:
   :: Рекомендовано
ПроРок'ом
   :: О ГАЗЕТЕ
книга отзывов и предложений VIP - персон
   :: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
помощь
help Словарь терминов