добавить в избранное написать мне
:: АЛЬБОМЫ
ХОСТИНГ

NooNet


 
:: ИНТЕРВЬЮ
 
*специально для ТРК РиФ и Интернет-Издания ПроРок
маргулис Евгений Маргулис группа Машина Времени
интервью от 12 сентября 2006 года
Страница 2
стр. 1, 2, 3
   Евгений Гаврилов: - Единственный музыкант, с которым вы хотели и в итоге сфотографировались - Рей Чарлз. Как это произошло? Как свершилась ваша мечта?
   Евгений Маргулис: - Это называется мечта идиота. Меня притащили на закрытый концерт. Первый плюс - то, что у меня не было места и мне нашлось место на сцене на расстоянии вытянутой руки от Деда. А раз такая история произошла, то мне захотелось сфотографироваться. И я попросил пресс-аташе этой компании, которая привозила его к нам, уговорить Деда. Его уговаривали минут сорок. И он согласился… Так что у меня есть такая фотография.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Какие встречи в жизни вы приравняли бы к фотографии с Реем Чарлзом?
   Евгений Маргулис: - Да практически никакие. Несмотря на то, что я знаком с Брайаном Меем, Роджером Тейлором, некоторыми известнейшими музыкантами… Это всё милейшие, замечательные люди, но моим кумиром всегда был Дед. От наблюдения за ним меня всегда охватывала дрожь. Скажем, от Пола Маккартни дрожи у меня не было, несмотря на то, что я был рукоположен вместе с ним, им. Мы поздоровались за руку. Не более того. Трепета я не ощутил никакого.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Вы перешли на бас по предложению Андрея Макаревича. В чём сила и слабость бас-гитары? Чем привлекает и чего вам в ней не хватает?
   Евгений Маргулис: - Мне, честно говоря, хватает всего. В своих проектах я всегда являюсь басистом. Практически на всех пластинках "Машины времени" играю на бас-гитаре. Я, как оказалось, больше басист, чем гитарист. Я понял, что из себя представляет бас, мне он нравится и нравится играть на нём.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Какой на сегодня ваш любимый инструмент?
   Евгений Маргулис: - На самом деле любимых инструментов нет. Инструменты должны отличаться удобством и звуком. А таких инструментов достаточно много. У меня есть какое-то количество гитар. Сейчас я играю на "Gipson standart", и мне это нравится. Надоест - буду играть на чём-то другом. Любимых-разлюбимых инструментов у меня нет, не было и, наверное, не будет. Всё зависит от удобства.
Я долгое время играл на "Fender Telecaster de luex". Потом долгое время играл на 33-м "Gipson", играл на "Stratocaster" - на самом деле гитар было много, но любимой ни одна не стала. "Gipson" привлекает меня сегодня тем, что это лёгкий инструмент. И всё. Звук нормальный, не супер-распропупер, не такой, какой не слышал никогда в жизни, но в отличие от всех других гитар, он очень лёгкий, и четыре часа на сцене с ним легко можно продержаться - плечо не будет болеть.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Сегодня, как вы сказали, вы уже научились петь и сочинять песни. Как считаете, благодаря чему научились петь?
   Евгений Маргулис: - Я просто много слушал. Начал представлять, что хочу на самом деле. Прекрасно знаю состояние своего голоса и владею им настолько, что могу сделать то, что хочу.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Недавно на предложение оформить бумаги на получение звания вы ответили отказом - не хочется. Как вы считаете, кому эти звания нужны? И какая оценка вашей деятельности была бы для вас наиболее ценной?
   Евгений Маргулис: - Оценка деятельности - это когда люди приходят к тебе на концерт. А всё остальное - редкостная ерунда. Пусть у тебя будет хоть 600 званий, но если народу ты неинтересен - на тебя не пойдут. Покупают ли твои пластинки, ходят ли к тебе на концерты. А звания - дырка от бублика.
А нужны они, наверное, функционерам. Чёрт его знает. Меня никогда это не интересовало.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Когда ваш отец впервые пришёл на ваш концерт, то не отличил, по-русски или по-английски поёте. Как вообще вы завели его на этот концерт? И когда он впервые оценил вашу музыку? Как относилась к вашему творчеству мама?
   Евгений Маргулис: - По-нормальному отец вообще музыку не оценил никогда. Он умер в 1990 году, к тому моменту становление моей личности уже закончилось. Как ему не нравилось, так и не нравилось вообще. Он этого не понимал и не находил там нужной мелодики, ему не нравились слова.

А попал на концерт, потому что ему неожиданно захотелось посмотреть, какой самодеятельностью я занимаюсь. Не более того.
Мама поначалу к моей деятельности отнеслась никак. Потом уже более-менее нормально. А когда стали показывать по телевизору, то совсем нормально. А так ей тоже было абсолютно неинтересно. Они люди старой заточки и любили абсолютно другое.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Повлияла ли ваша мама на формирование вашей языковой культуры?
   Евгений Маргулис: - Во всяком случае, благодаря ей я научился писать грамотно и не делаю орфографических ошибок.

вверх

   Евгений Гаврилов: - После окончания школы вы выбрали медицинский институт. С чем был связан этот выбор?
   Евгений Маргулис: - Мне нравилось. И почему нет? Двоюродные и троюродные родственники были очень хорошими, известными врачами. Я чувствовал применение своим возможностям. А потом, когда музыка перетянула, то плохим врачом быть не хотелось, потому что приходилось прогуливать и куда-то уезжать. Клон был в сторону музыки, и абсолютно об этом не сожалею.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Вам действительно пришлось поработать санитаром?
   Евгений Маргулис: - Конечно. Я три года санитарил в морге. Всё по-настоящему. Первое время было жутко, а потом нормально, привык. Клиент спокойный был. К этому привыкаешь.

вверх

   Евгений Гаврилов: - И как отнеслись ваши родители к прекращению вашей учёбы?
   Евгений Маргулис: - Да, это была семейная трагедия. Потому что музыкант - не профессия. Должна была быть профессия в руках. Либо инженерное, либо любое высшее образование. Так было принято. А когда уходишь в музыку, то это считалось несерьёзным. В принципе, понимаю, что они были правы. И если бы советская власть не закончилась, то можно было бы посмотреть, чтобы из этого вышло и кем бы мы стали, где бы мы были. Здесь или за границей?

вверх

   Евгений Гаврилов: - Как вы считаете, что должно быть первым в группе - музыка или текст? И какой текст наиболее приемлем для исполнения: житейский, философский или нечто непонятное?
   Евгений Маргулис: - Тексты - ерунда. Если мы начинали слушать раньше фирменную музыку, то нравился же не текст. Нравилась мелодика, настроение, с которым всё было исполнено. Прежде всего, должна быть хорошая музыка и хорошее исполнение. Всё остальное добавляет. Не каляки-баляки, конечно, турецки барабаны - не такие тексты. Главное, чтобы текст не раздражал. Но, опять же, у каждого своё понятие. Ты слышишь по радио какую-то песню, она тебе активно не нравится, а потом узнаешь, что эта песня - хит всех времён и народов.

Всё зависит от вкуса. Кому-то нравится одно, кому-то - другое. Я на фирменные тексты по большому счёту внимания не обращаю. Есть хорошие тексты, есть плохие, есть вообще никакие. Но я не имею в виду нашу советскую, российскую эстраду. У кого-то хорошие, у кого-то омерзительные тексты.

вверх

Страница 2
стр. 1, 2, 3
:: ПОДПИСКА
Хотите получать музыкальные новости? Подпишитесь на почтовую рассылку:
   :: Рекомендовано
ПроРок'ом
   :: О ГАЗЕТЕ
книга отзывов и предложений VIP - персон
   :: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
помощь
help Словарь терминов