добавить в избранное написать мне
:: АЛЬБОМЫ
ХОСТИНГ

NooNet


 
:: ИНТЕРВЬЮ
 
*специально для ТРК РиФ и Интернет-Издания ПроРок
мисевич Владислав Мисевич группа Беларусские песняры
интервью от 24 марта 2006 года
Страница 2
стр. 1, 2, 3
   Евгений Гаврилов: - Вы познакомились с Владимиром Георгиевичем Мулявиным ещё когда служили в армии. Как складывались ваши отношения с ним в начале творческого пути?
   Владислав Мисевич: - Не потому, что его уже нет, я скажу только хорошее. В наших отношениях были разные моменты, но они были настолько длинными! Он ни с одной из своих жён столько не жил, сколько мы с ним проработали. Встретились мы с ним в 1964 году, когда меня и его призвали на срочную службу. Но он был старше на четыре года, работал уже тогда на профессиональной эстраде, и поэтому его вовремя просто не смогли технически призвать. Хотя он служил юнгой в Калининграде - был у него в биографии такой интересный момент, но потом ушёл оттуда, поиграл. Поэтому его призвали позже.

Он служил в ансамбле танца, а я и Демешко служили в оркестре штаба БВО (Белорусского военного округа). А Тышко Лёня - это всё люди из первого состава - тоже служил с ним. Пианист Игорь Жуховцев служил у меня, он меня с ним и познакомил.

Мы с ним всё равно бы познакомились, потому что у них репетиционная база была в Доме офицеров. И у нас там была репетиционная база, где мы проводили много мероприятий, концерты, танцы играли. Вот там мы и познакомились с Владимиром Мулявиным.

Он уже тогда был зрелым музыкантом, до армии прошедшим школу профессиональной эстрады. Я же был ещё "зелёный", начинающий саксофонист. По профессии я кларнетист, но последние (три года был призыв) полтора года в армии играл на саксофоне.

Когда мы на танцах познакомились, начались контакты: покурить, выпить стакан чаю и поиграть на танцах. А танцы тогда позволяли играть в другом жанре - не марши и полотна симфонические, а нечто другое. Исполнять просто популярные песни.

Мулявин их аранжировал, он знал вокал, поскольку он работал в ансамбле песни и танца, в различных квартетах. Вокальный жанр ему был не чужд, сам он делал аранжировки для таких составов и сам же пел. Хотя был лидер-гитаристом. Он - единственный среди нас, которые были впоследствии в составе, имел навыки вокала и мог сказать что и как. Я же был духовик.

Мы учились ставить дыхание, петь. У него в том числе. Вокалисты же, которые нам аккомпанировали, имели своих учителей.

После того, как началось наше знакомство, оно продолжалось долго-долго. Финал, правда, был не очень хорошим…

Вокал был необходимостью, потому что мы решили попробовать себя в жанре коллектива, которому мы поклонялись, как и миллионы других музыкантов и не музыкантов - "Битлз". Но как назвать их музыкантами - немузыканты, ведь первые их опусы были не очень-то профессиональны. Но не это главное было у них. А то, что они сочиняли, и то, что привнесли в эту музыку. У них рок, хотя я не вижу там много рока. Просто популярная музыка, включающая в себя всякие элементы - там есть какие-то классические интонации. Много разной музыки можно услышать.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Как вам в "Песнярах" удалось достичь того многоголосного оригинального звучания? Как много в работе вы посвящали вокалу?
   Владислав Мисевич: - Я уже сказал, что лидером не на словах, а на деле был Владимир Мулявин. Но ещё у нас, мы же не сразу сольные концерты работали, был вокалист, он тоже умер - Эдуард Мицуль, заслуженный артист, известный эстрадный певец. Вы его не знаете, и, тем не менее, его знали в Союзе. Он был прекрасным вокалистом. Мы аккомпанировали ему, а он закончил консерваторию как вокалист. Вот он-то и давал нам уроки. Это был прекрасный человек, пел до последнего дня, а умер уже под 80. Это был баритон, сохранил голос до последних дней.

Володя и в большей степени Эдуард учили нас всех петь. Это первое. Мы поняли, что если мы хотим что-то профессионально изображать, то этому нужно уделять больше времени, нежели даже своему инструменту, на котором учился играть каждый с детства. Я, например, занимался в музыкальном училище по кларнету, играл на флейте, на саксофоне в армии. Володя - гитарист. Лёня Тышко - басист, а был домрист, окончил училище по классу домры, он пел нижний голос. Потом был брат покойного Мулявина - Валерий, гитарист, играл на трубе.

И все мы учились вокалу. Этому мы стали уделять всё свободное время. Поддерживали себя в форме как инструменталисты, а всё остальное время отдавали вокалу, вокалу, вокалу. Вначале с Эдуардом, под его контролем, потом, получив первые уроки, пели и пели, особенно хором. Как-то так получилось, что мы имели перед собой пример - "Орэра", тогда очень популярных в своём жанре. Эстрадных грузинских исполнителей.

А был ещё замечательный ансамбль "Гайяр", и мы их даже "снимали", пели из их репертуара песни. Пели их на концерте, это был для нас как вокальный тренажёр. Это блестящий коллектив, долго они работали. Они были очень не простыми в аранжировке, исполнении, диапазоне. Имели четыре голоса. Мы добивались такого же профессионализма, как был у тех ребят, с которых мы брали пример. Ничто не рождается в вакууме. Что-то берётся за подражание. Ну, и своих обожаемых битлов переводили на русский язык. Это делал Валера Яшкин, был у нас такой, на органе играл, он переводил песни на русский язык. Он и "Червоны гитары" польские переводил.

Все мы обучались вокалу: кто больше, кто меньше - у кого какие данные.

Я перечислил те коллективы, репертуар которых мы брали в качестве музыкального, вокального примера, но в то же время мы старались максимально использовать все свои вновь появляющиеся вокальные возможности, хотя пело нас мало: Мулявин, я, Тышко, брат Мулявина и немножко Яшкин. Вот и всё. Мулявин, конечно, лидировал, все остальные ему подпевали. И вот с этими навыками всех перечисленных людей мы стали лауреатами, стали известными.
Мы приложили немало усилий, отдавали вокальным репетициям всё свободное время, занимались часами - это была наша самая главная проблема. Недаром нас не считали большими профессионалами в инструментале, который был достаточно примитивным. Но не он был главным. Вокалу же отдавались всей душой. И это стало традицией вплоть до наших дней.

Конечно, мы уже не репетируем столько, но Дайнеко, Аверин, Пеня, я, Катиков - уже не менее десяти лет поём вместе. А если взять больше, вместе с Валерием Дайнекой, с Игорем Пеня - то там уже больше двадцати лет. Почему я так говорю? Чтобы достичь вокальной общей культуры, мало репетировать, нужно ещё очень долго репетировать и петь вместе, органически чувствовать вокальность друг друга. Возможность записывать, возможность петь сложные вещи, быть в форме, иметь вокальный опыт, не пережать.
А работали мы первые годы много, десятилетие по два - четыре концерта в день, и всё живьём, по два отделения, два часа концерт, а их меньше двух мы не работали. Например, Дейнеко лечился, связки на узлах, мы теряли голоса - было много проблем, нагрузки шли на вокал. Но не останавливались, пронесли традиции до сегодняшнего дня - считай, скоро уж сорок лет этому предприятию.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Как определялся лидер вокала в каждой песне?
   Владислав Мисевич: - Сначала же мы сложились как инструментальный ансамбль. Когда пришли в филармонию после армии, мы аккомпанировали певцам, которые были на тот момент, и, естественно, мы не пели. Может быть, чуть-чуть подпевали. В процессе работы появилось у нас желание реализоваться как-то в вокально-инструментальном ансамбле самостоятельно, а занятия вокалом расширяли диапазон, тембр каждого. У Мулявина баритональный тембр был с большим диапазоном, достаточно мощный голос, лидирующий, с драматическим оттенком. Я мало пел соло, когда необходим был какой-то необычный голос. Анатолий Кашепаров, например, пел в ресторане. Винницкие музыканты его знали, взяли совершенно необычный тенор со своим драматизмом - уже тогда был подбор.

Этих ребят взяли в тот момент, когда уже после конкурса нам приходилось петь сольный концерт, и мы поняли, что наших вокальных данных недостаточно для того, чтобы два часа полноценно люди могли слушать профессиональный вокал.

Кроме хорового пения, были обязательно ещё и сольные. Каждый человек должен был петь соло, чтобы концерт был разнообразным и интересным для публики. Кашепаров, Борткевич - явно лирический тенор. Эти ребята достаточно долго служили нашему общему делу.

вверх

   Евгений Гаврилов: - Вы приняли большое участие в судьбе Владимира Николаева. Где он работает сегодня?
   Владислав Мисевич: - Володя - интересный музыкант. У него был определённый талант: он немножко пел, у него были сольные характерные песни, не столько интересный по вокалу, как по музыкальному характеру, шуточным песням. Пару штук у него было - точно. Подпевал, в хоре пел, в больших хорах, где требовалось много голосов. Преимущественно он играл на органе. И вот если по необходимости нужен был тромбон (у меня труба, саксофон) - он берёт тромбон и осваивает в течение месяца. Или саксофон, когда я играю на флейте. Необходимо сочетание саксофон - флейта, он берёт саксофон и в течение месяца уже достаточно прилично на нём играет, для того чтобы записать в студии. А для этого, для студийной записи, надо владеть инструментом, не просто держать партию.

Это было его характерным качеством. Он брался за всё и доводил это до профессионального уровня, чтобы можно было использовать в концерте. Помимо этого он заканчивал эстрадные курсы в Москве и был профессиональным пантомимистом, что не мешало. За два часа музыки вдруг музыкант выходит из-за инструмента и профессионально изображает пантомиму, определённые номера, которые, на наш взгляд и взгляд публики, вписывались в концерт.

Он играл такую заметную роль. Не так долго, как этого бы хотелось, но лет восемь он был с нами. Долго. Самые сложные первые годы - он был активным, заметным музыкантом.

А потом ушёл по семейным проблемам, и по истечение каких-то лет мы узнали, что он сломал ногу, получил достаточно серьёзную травму на машине. Под Ярославлем, в деревне Некрасово, есть больница. Главный врач - Барбакадзе Сандро, обрусевший грузин, заканчивал Ленинградский медицинский институт, жена у него русская. И Володя попадает к нему. Тот узнал, что он работал в "Песнярах", и решил, что песняру надо помочь. Это была очень дорогостоящая операция - вставить тазобедренный сустав. Если бы не это - Володя не смог бы ходить. И Сандро делает блестящую операцию за свой счёт. Вставляет искусственный импортный сустав, который очень дорого стоит, подключает к этому делу прекрасных хирургов и ставит его на ноги.

Володя у него живёт около года - у него были тогда проблемы с жильём (да и сейчас - проблема, много проблем навалилось в одну кучу).

Чтобы как-то отблагодарить, внести свою лепту, ведь он помог нашему товарищу, мы решили отыскать Сандро. Созвонились, приезжаем, даём свой контактный телефон в "Комсомолке". И, помню, под Новый год Сандро звонит и говорит: "Это я". Он оказался прекрасным, милым человеком. Мы сразу собираемся (тогда это был госансамбль "Песняры", мы ещё не были частной конторой), и Министерство культуры даёт нам командировку. Садимся без всяких условий оплаты и прочего. Едем. Нас встречает в Москве микроавтобус с Сандро, везёт нас в Некрасово под Ярославль, и там Вова уже после операции отходит, глазам своим не верит, правда, ходил ещё пока на костылях. Мы с ним не виделись лет десять - пятнадцать.

В знак благодарности мы провели концерты в больнице, в Некрасово, в Ярославле, потому что хирурги, которые делали ему операцию, жили в Ярославле, 40 км от Некрасово.

А объединила нас газета "Комсомолка". В неё напечатали статью об этом случае, мы прочитали, Сандро прочитал.

Сколько можно было, мы отработали, естественно, без всяких денег и отблагодарили Сандро. С тех пор с ним мы и дружим. Мы приезжали неоднократно к нему в Ярославль, когда Володя уже оклемался и жил в Ярославле.

Сейчас Володя живёт в Вологде. Хотя условия жизненные у него не такие блестящие, как у некоторых знаменитых артистов, но жив, здоров и в определённой музыкальной форме, работает. Это не наша заслуга, что вернули ему здоровье, мы просто принимали какое-то участие после операции. А главный герой - Сандро Барбакадзе.

вверх

Страница 2
стр. 1, 2, 3
:: ПОДПИСКА
Хотите получать музыкальные новости? Подпишитесь на почтовую рассылку:
   :: Рекомендовано
ПроРок'ом
   :: О ГАЗЕТЕ
книга отзывов и предложений VIP - персон
   :: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
помощь
help Словарь терминов