добавить в избранное написать мне
:: АЛЬБОМЫ
ХОСТИНГ

NooNet


 
:: ИНТЕРВЬЮ
 
*специально для ТРК РиФ и Музыкальной Газеты ПроРок
Игорь Сандлер Игорь Сандлер группа Селигер, Индекс 378, Интеграл, Sandler
интервью от 10 ноября 2005 года
Страница 2
стр. 1, 2, 3
   Е.Г. - Игорь Борисович, десять лет вы отдали на накопление средств ради свободы заниматься тем, чего душа просит. Как вы сохраняли в себе музыканта эти годы? Чем он жил в этот период, музыкант Игорь Сандлер?
   И.С. - Хороший вопрос. Потому что на самом деле у меня была жуткая ностальгия. Я ещё тогда не знал, смогу ли или не смогу вернуться у музыке. Периодически делал всякие попытки: то опять начинал и строил дома студию, то опять играл какую-то классику, были поиски. Тем более, 90-е годы - не лучшие годы для развития и даже мысли о каких-то новых проектах качественной музыки, хорошей, то, к чему я привык. Это были годы полной разрухи в мире шоу-бизнеса, шёл беспредел.

В душе я, безусловно, стопроцентный музыкант, рокер или как хочешь называй. Я вырос на этой музыке, и от себя не убежишь. То, что я сидел и тупо зарабатывал деньги - это просто от безысходки, и, слава Богу, что у меня это получалось. Много знаю музыкантов, моих друзей, которые не смогли в музыке утвердиться и так и прозябали или у кого-то нафталиновый рок играли, занимались не тем, что душа требовала и хотела, но они были в музыке или рядышком.

Для меня это было абсолютно невозможно, чтобы я шёл и играл какую-то хрень за пять копеек. Я лучше буду копать ямы лопатой. Для меня это комфортнее, чем играть какую-либо белиберду. Поэтому я занялся бизнесом, нашёл в себе силы, мы открыли заводы, пароходы, холдинг свой создали, заработал деньги, и сейчас, к счастью, ни от кого не завишу и делаю то, что хочу делать.

вверх

   Е.Г. - Сколько времени вы уделяли в то время непосредственно занятиям музыкой?
   И.С. - Дома у меня были клавишные, но я к ним очень редко подходил. Что-то пытался делать, но не было идеи, была какая-то пустота. С 1990 по 2000 у меня, к сожалению, был просто провал в творчестве. Была апатия ко всему. Я не мог себя найти, тупо закусил узду и занимался бизнесом. Изредка делал попытки обработки классики, делал какие-то рывочки. До сих пор лежат какие-то незаконченные альбомы - но это всё было достаточно несерьёзно, и поэтому материал нигде не показываю.

вверх

   Е.Г. - Что послужило главным толчком вашего вторичного возвращения на сцену? Как состоялось ваше движение в сторону искусства, с чего вы начали?
   И.С. - Музыкант внутри меня жил, и поэтому были какие-то действия с моей стороны. В 2000 году начал строить студию, покупал аппаратуру, встретил случайно в кабачке "Бедные люди" где-то на Ордынке, что ли, куда пришёл или чай попить, или пива, Серёжу Ефимова, барабанщика группы "Круиз". Они с Димой Четверговым в этом кабачке играли. Разговорились, слово за слово, - решили играть вместе. Начали вместе репетировать какую-то программу. Достаточно неплохо получалось.

Потом по тем или иным мотивам мы разбежались, но пришли другие музыканты. И так, шаг за шагом стал активизироваться. Брал разных музыкантов, искал себе партнёров, компаньонов, единомышленников. И вот в течение трёх или четырёх лет, делая различные телодвижения, нашёл какой-то свой стиль. Это было сложно, потому что я не певец, никогда не пел в жизни. Я всегда был клавишником, шоуменом, как угодно. На губной гармошке играл. В "Интеграле" я делал колоссальные шоу. Люди с больным сердцем уходили или их увозили на "Скорой помощи" из зала, потому что зрелище было очень серьезное. На мне была построена вся программа. Я был неким инопланетянином, мазал лысину вазелином, блёстки лепил, прожектора всё ослепляли. В газетах писали, что инопланетянин в "Интеграле", лазер светит. Разные были истории. И я никогда не пел.

А сейчас, как говорится, время Ковердейлов прошло. Не мощный сильный голос востребован, а со сцены должен идти драйв и бешеный заряд энергии, вопли, что угодно, лишь бы это было зрелищно.

Я искал необычный стиль. Сейчас вырисовалась концепция, программа какая-то, и я считаю достаточно удачная. В этом направлении мы работаем и готовим большой блок и большую программу. Всё пришло шаг за шагом. Нашли хорошего режиссёра, хореографа, которые помогают на сцене делать какие-то разводки, придумывать сценические фишечки, декорации. Мы не просто стоим и поём, а у нас зрелище с элементами, декорациями, взрывами, пиротехникой и т.д. Вот такое как раз амплуа я себе и нашёл. Меня поэтому и сравнивают с Рамштайном и Мэнсоном, потому что низким голосом что-то доношу до зрителя, но, видимо, доходчиво.

вверх

   Е.Г. - На сцене вы играете роль некоего князя тьмы в сопровождении вампирш. Чем для вас интересно подобное превращение? Какие цели вы ставите, играя на мистике?
   И.С. - Никаких целей я не ставлю. Просто это я. Я всю жизнь на сцене делал шоу. Для меня важно сейчас, чтобы вышло зрелище. Чтобы на сцену вышли не просто бездари, которые на гитарах брякают и поют. Для меня очень важен сценический образ, чтобы люди пришли не только послушать песни, но и увидеть какое-то действо. Именно это и было основной задачей. Чтобы действо, которые мы показываем на сцене, завораживало зрителей. Так оно и происходит. Мы недавно выступали в Лужниках с группой Korn. Было очень удачное выступление, пришло 10 тысяч народу. Мы были, естественно, на разогреве, но всё равно очень неплохо выступили. Очень важно не просто играть, а сделать из этого шоу.

вверх

   Е.Г. - Игорь Борисович, уезжая в Англию, вы оставили свой коллектив Александру Серову. Какова дальнейшая судьба коллектива? Пересекались вы с ним по возвращении через два года?
   И.С. - Они у него поработали в разных временных рамках и с разными людьми, два-три года. В итоге коллектив развалился. От Серова они давно уволились, и у Саши сейчас новый коллектив.

Всё ушли, кто куда. Конечно, мы дружим и поддерживаем отношения с большинством из прежних соратников по сцене. У меня и Гриша Лепс работал, Лепсвиридзе, тогда, молоденький мальчик, который играл в ресторане в городе Сочи, я забрал его к себе в коллектив. Сейчас он всем известный Григорий Лепс. Именно я сократил ему фамилию до Лепса, потому что долго было выговаривать его настоящую фамилию.

До него у меня в "Индексе" полтора-два года работал Альберт Асадулин...
Кто из них музыканты сейчас? Гитарист Игорь Нархов работает у Тони Уоткинса, ирландского певца. К сожалению, в музыке больше никого не осталось. Ребятки занялись кто чем. Кто бизнесом, кто мелкими своими делами. Старый коллектив развалился. На поверхности остались только Лепс и гитарист Тони Уоткинса. Но все встречаемся, дружим, общаемся.

вверх

   Е.Г. - В юности вы совершили собственный выезд в Москву и познакомились с Элтоном Джоном. Были у вас с ним ещё встречи?
   И.С.- К сожалению, нет. Это было однодневное знакомство, но очень яркое и впечатляющее. Мы с ним на денёчек всего познакомились и больше никогда не встречались.

вверх

   Е.Г. - Как вам удалось, тогда провинциалу, пробиться на репетицию к Элтону Джону?
   И.С. - Наверное, помогло какое-то нахальство, громадное желание, шустрость и какая-то жизненная активность. Я просто человек такой - если цель ставлю, то обычно её добиваюсь. Тогда я заканчивал консерваторию и был на грани срыва диплома, но тем не менее плюнул на всё и уехал в Москву. Для меня было архиважно попасть на такую рок-звезду, как Элтон Джон. Тем более, что это был первый человек такой величины, который приехал тогда в СССР. Тогда для меня эти люди были как боги. И конечно, я всё бросил и приехал. И с божьей помощью, естественно, со своей наглостью удалось это всё посетить.

вверх

Страница 2
стр. 1, 2, 3
:: ПОДПИСКА
Хотите получать музыкальные новости? Подпишитесь на почтовую рассылку:
   :: Рекомендовано
ПроРок'ом
   :: О ГАЗЕТЕ
книга отзывов и предложений VIP - персон
   :: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
помощь
help Словарь терминов