добавить в избранное написать мне
:: АЛЬБОМЫ


ХОСТИНГ

NooNet


 
:: ИНТЕРВЬЮ
 
*специально для ТРК РиФ и Музыкальной Газеты ПроРок
Сергей Тяжин
бас-гитарист гр. Динамик, лидер проекта "Robin Vood"
интервью от 21 февраля 2004 года
Страница 2
стр. 1, 2, 3
   Е.Г. - Почему вами была выбрана кафедра духовых инструментов?
   Сергей Тяжин: - Просто так сказала кафедра. Чтобы учиться, надо было играть на тромбоне. Когда я пришёл из армии подстриженный, весёлый и полный энтузиазма заявил: <Вот, хочу учиться на бас-гитаре в институте>. Они говорят: <Хорошо. На бас-гитаре. А ну-ка улыбнитесь>. Я, не зная зачем это, улыбнулся. А они: <О! Хорошо! Как раз и будет тромбончик>. В тот момент я впервые услышал слово <тромбон>, так как был очень далёк от духовой секции и слушал жесткую музыку. В итоге оказалось, что есть тромбончик, ни на каких бас-гитарах в институте не учат. Оркестр - и всё.

вверх

   Е.Г. - И как вы рассчитались с тромбоном?
   С.Т. - Всё закончилось как и началось. Два года мучился я и, наверное, институт, а конкретнее, мой преподаватель по тромбону. Я всё время приходил и играл одну и ту же пьесу, а он сквозь пальцы на это смотрел. Позже поступило предложение от Тамбовской филармонии, где я уже конкретно перешёл на бас-гитару. Даже учась на дневном отделении, я принял решение, что филармония мне больше даёт больше как музыканту. Институт - ладно, что там тромбон - ничего страшного (басовый ключ в нотах). Основной упор там делался на новейшую историю, историю КПСС, философию и прочее.
Все эти два года думал, что из меня вместо музыканта делают нечто общее, которое после распределения должно быть заведующим клубом. Понял, что мне институт совершенно не нужен. И принял радикальное решение работать в филармонии. Пошла напряжёнка, и тема сама собой закрылась.
В те времена корочки очень сильно влияли. Даже в ресторанах была ОМА (организация молодёжных ансамблей), которая требовала корочки. А когда говорил, что у тебя институт культуры, то было круто! Потом стало всё на свои места, как и должно быть изначально. Музыкант ценится не по корочке, которую он показывает, а, скорее всего, ему дают инструмент и говорят <Сыграй!>. И всё.

вверх

   Е.Г. - Но ваш переход в Тамбовскую филармонию был связан с выступлением на рок-фестивале, где вы себя здорово проявили:
   С.Т. - Да, по тем временам мы Тамбов расшевелили. Сразу после нашего выступления, хотя там были и ещё группы, наши друзья. Нас было четыре или пять со всей области на первом фестивале. А после фестиваля в Тамбове образовалось групп пятнадцать. Многие поняли, что надо просто реально делать вещи, репетировать и стараться максимально засвечиваться. Мы дали толчок для самодеятельности. Нас заметили и предложили работать в филармонии.
Безусловно, с такой программой нереально было сесть. Но года через три мы сдали рок-программу, нас взяли в штат с такой музыкой, с которой мы хотели. Было время перемен, нам помогал комсомол (мы были чуть ли не любимой группой комсомола). Затем наступило время шоу-бизнеса, и нужны были вложения. А мы только играли и целый год не могли даже сделать демо. Не было возможности, в Тамбове не было такой аппаратуры.

вверх

   Е.Г. - Сергей, Тамбовская филармония - это и место работы группы <Круиз>. Пересекались ваши пути?
   С.Т. - Они непосредственно пересеклись во время фестиваля. Он был первый и доселе невиданный. В жюри как раз и был <Круиз>. А когда в <Круизе> всё пришло к развалу, я непосредственно принимал их аппаратуру. По истечении некоторых лет мы стали встречаться в различных местах. С Сергеем Ефимовым мы даже в одном проекте участвовали.
А <Круиз> после того, как Гаина и Сарычев уехали в Америку, просто прекратил существование.

вверх

   Е.Г. - Выходит, вы взяли те инструменты, на которых до вас играл <Круиз>?
   С.Т. - Да. Но они уже были достаточно гастрольно убиты, и мы с трудом пытались на них что-то играть. Большей частью они были как раритеты, если это так можно выразиться. Мы как бы символически приняли эстафету из рук <Круиза>. Но у нас не было такого продюсера как Матвей Аничкин. Все наши выступления были областного значения.

вверх

   Е.Г. - Возвращаясь к Игорю Нархову: как вы встретились с ним после службы в армии?
   С.Т. - Мы по-разному уходили в армию, не виделись где-то года три. Как встретились? Я позвонил: <Давай встретимся>. - <Давай>. Встречаемся. Я вернулся совершенно лысый из армии. Там хулиганил как музыкант, и были противоречия с начальством. И зимой меня обрили. А у Игоря такая бородища, волосы ниже плеч, и я - лысый. Игорь в то время уже ездил в Москву, пытался играть с какими-то ансамблями. Он служил с музыкантом, у которого была кличка <Ящур>, Александр, который был долгое время барабанщиком в <Коррозии металла>. Они там долгое время создавали какую-то группёшку.
В то время я уже понял, что Москва - это центр. Хотя есть некие прецеденты. Такие, как питерский или свердловский рок, но центр раскрутки - всё равно Москва. Ни одна группа её не миновала. Даже <Мумий Тролль>. Ну, играли они 10 лет во Владивостоке, пока не произошло завязок с Москвой.
Я знал, что надо ехать в Москву. Но я тормознулся на три года в Тамбове. Причем не жалею. Так как самореализовался в своих проектах, хотя, работая в филармонии, мы в большинстве играли песни советских композиторов. Свои пытались, но программу не принимали. В основном развлекались. Ездили в районные центры и там надо было повеселее. Мы вставляли в репертуар Кузьмина и Барыкина.

вверх

Страница 2
стр. 1, 2, 3
:: ПОДПИСКА
Хотите получать музыкальные новости? Подпишитесь на почтовую рассылку:
   :: Рекомендовано
ПроРок'ом
   :: О ГАЗЕТЕ
книга отзывов и предложений VIP - персон
   :: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
помощь
help Словарь терминов